Найдены оригиналы видеокассет зверств чеченских боевиков

Найдены оригиналы видеокассет зверств чеченских боевиков Оригинал этого материала
«Ytpo.ru», 16.02.01 Садистские видеозаписи Екатерина Владимирова На днях ЦОС Федеральной службы безопасности России выступил с заявлением. Согласно официальному сообщению ЦОС, сотрудникам военной контрразведки ФСБ России в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий удалось добыть оригиналы видеокассет зверств чеченских боевиков. Это событие в первую очередь примечательно тем, что фактически в руки контрразведчиков попали вещественные доказательства, которые могут поставить точку в ряде уголовных дел, возбужденных против участников бандформирований, и пролить свет на несколько трагических эпизодов второй чеченской кампании. В том числе на расстрел Пермского ОМОНа и похищения нескольких российских офицеров. Как сообщили в ЦОС, кассеты являются видеоотчетами, которые боевики готовят для руководства различных иностранных экстремистских организаций, финансирующих деятельность чеченских сепаратистов. Корреспонденту газеты «Yтро» удалось посмотреть изъятые пленки. В основном на этих видеокассетах сняты так называемые «трудовые будни» чеченских боевиков: жизнь в лагерях, интервью с наемниками, подготовка к налетам, засады, расстрелы колонн федеральных войск, допросы, пытки и убийства пленных. Причем все события на этих кассетах запечатлены в непрерывной записи. В первую очередь в этих записях поражает неприкрытый цинизм. Особенно детально сняты наши погибшие военнослужащие и военные трофеи. Каждый автомат показан отдельно, все документы погибших постранично, даже зажигалки и фляжки… Все сцены убийств – крупным планом. В деталях. В общем, все то, что может подтвердить зарубежным хозяевам, что деньги потрачены не зря. Вот несколько сцен, снятых на пленку: Перед камерой сидит бородатый «товарищ», непонятной национальности. С негроидным носом, смуглый, почти черный. В руках автомат. – Я подданный Великобритании. Мать – англичанка, отец – индус. В Англии я был инструктором по спортивной подготовке, – рассказывает он, – в Чечню приехал, чтобы воевать за правое дело ислама. Далее идет допрос военнопленных. Лес. Между деревьев во весь рост показан человек в форме российской армии. Руки держит за спиной (скорее всего, связаны). Далее – лицо крупным планом. Это один из наших полковников, похищенный на территории Чечни. Лицо осунувшееся. В глазах животный страх. Страх человека, понимающего, что жить осталось дай Бог если часы, а скорее всего, минуты. Но при этом где-то в глубине души еще цепляющегося за слабенькую-слабенькую надежду – может, все-таки не убьют, а отправят, как «срочников», на грязные работы. Хотя нет, конечно, понимает – смерть неминуема, боевики офицеров не щадят. Но может быть, хотя бы просто пристрелят, а не перережут глотку, читается во взгляде полковника. Вопрос боевика за кадром: «Имя, фамилия, звание, где служил, где похитили…». Полковник, пряча взгляд, отвечает. Фразы произносит медленно, запинаясь, как бы понимая свою обреченность. «Как к вам относятся в плену?», – продолжает за кадром боевик. «К нам относятся неплохо, кормят тем же, что и едят сами», – выдавливает заученные фразы офицер.
Следом за ним показывается допрос еще одного офицера – подполковника российской армии, тоже захваченного в плен на территории Чечни. «Численность войскового подразделения, количество техники…» – спрашивает голос за кадром. Подполковник на несколько секунд замолкает и затравленно смотрит в объектив. Слышен звук передергивания автоматных затворов. Столько-то человек, отвечает он. Голос за кадром: «Что вы хотите сказать Путину?». Пленный мельком бросает на камеру виноватый взгляд и монотонно, запинаясь на каждой фразе, как плохо заученный текст, произносит: «Моджахеды полны боевого задора. И если у них будет такая решимость далее, то мы никогда не сломим их дух. Поэтому я хочу сказать Владимиру Путину, что надо еще посмотреть, нужны ли войска в Чечне…». Еще несколько часов видеозаписи, и обоим этим пленным прямо перед камерой отрезают ножом головы. Эта сцена тоже показана крупным планом. Следующий сюжет: сбор боевиков на поляне в лесу. Толпа человек в пятьдесят стоит по краям поляны. С одной стороны – бородатые чеченцы. С другой – иностранные наемники. В основном арабы и выходцы из исламских стран. Есть и один негр. С третьей – русские. Как пояснили в ФСБ России, это так называемые «славянские наемники». То есть те, кто, по тем или иным причинам, перебежал или был завербован чеченцами. В центре поляны – глава лагеря. Еще один араб. Он проводит инструктаж перед предстоящей операцией. Рядом с ним переводчик. Далее, еще через несколько минут, идет расстрел группы наших военнослужащих. Взрыв. Следом шквал автоматных очередей. Кто-то падает сразу. Кто-то еще пытается отстреливаться. Стрельба продолжается минут десять, потом все затихает. Крупным планом показывается грузовик и несколько БТРов. Вокруг убитые и раненые. Боевики обыскивают грузовик. В кузове грудой лежат тела. Один из боевиков залезает в кузов и добивает тех, кто еще жив. Через несколько минут появляется Шамиль Басаев собственной персоной. В камуфляже, на коне, пол-лица заросло бородой. За ним группа телохранителей. И начинается подсчет трофеев. Крупным планом показываются семь автоматов, зажигалки, документы… воинские билеты. Документы перелистываются постранично. Каждая страница снята крупным планом, чтобы все хорошо читалось. И фамилия, и имя, и звание.
Еще через некоторое время показан участок земли, усеянный телами российских военных. Снято так, что кажется – убитых не счесть. Опять крупные планы. У всех перерезано горло. Судя по времени на таймере – это Пермский ОМОН.  

Источник прессы: www.compromat.ru
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.