Что в голове у бен Ладена


Оригинал
этого материала
The Washington Post,
Перевод: Александр Туров, Полит.Ру
Что в голове у бен Ладена
Его стратегия — это тщательная
подготовка плюс мощный месседж к
обездоленным
Майкл Доббс

Через несколько месяцев после того, как
Осама бен Ладен объявил священную войну
против Соединенных Штатов в августе 1996 года,
один арабский журналист добрался до его
убежища на высоте восемь тысяч футов в
горах южного Афганистана. Почему, спросил
он скрывающегося саудовского миллионера и
финансиста террора, не последовало
немедленных атак, чтобы подтвердить
серьезность угроз?

«Если бы мы хотели провести мелкие
операции, это было бы легко сделать, — сказал
бен Ладен репортеру. — Но природа битвы
требует хорошей подготовки».

В течение десяти лет, прежде чем 44-летний
бен Ладен на минувшей неделе стал главным
подозреваемым в самой кровопролитной
террористической атаке в истории, он
детально описывал свои цели, обиды и
тактику в ряде заявлений и интервью.
Собранные вместе, эти заявления помогают
понять идеологию, которая кажется
отвратительной или даже безумной
подавляющему большинству американцев, но
была тщательно продумана для того, чтобы
обратиться ко всем оскорбленным и
обездоленным в исламском мире.

Детали атак на Нью-Йорк и Вашингтон были
предсказаны бен Ладеном, когда он пояснял
свое видение и методы. Одна из его тем,
например, — важность партизанской войны в
противоположность прямому столкновению с
более мощным противником. Другая —
необходимость длительной подготовки.
Скрупулезное планирование — иногда в
течение даже трех или четырех лет — всегда
было фирменным знаком террористических
операций, связанных с бен Ладеном, включая
бомбовые атаки на посольства США в
Восточной Африке или взрыв корабля ВМФ США
Cole в Адене (Йемен) в прошлом году.

Главные опусы бен Ладена: две декларации
о священной войне — джихаде — против
Америки. Первая, выпущенная в 1996 году,
специально указывала на «американцев,
оккупирующих Землю двух святых мест», как
бен Ладен называет свою родную Саудовскую
Аравию, где, начиная с Войны в Заливе в 1991
году, был размещен 5-тысячный американский
контингент. «Два святых места» — это
мусульманские святыни в Мекке и Медине.

В 1998 году он расширил толкование указа,
включив в него требование убивать «американцев
и их союзников, гражданских жителей и
военных… в любой стране, в которой возможно
сделать это».

Хотя первые нападения, непосредственно
связанные с бен Ладеном, имели место в
Саудовской Аравии, Сомали, Восточной Африке
и Йемене, он в то же время ясно давал понять,
что планировал перенести свою войну в
Америку. Сражение «неизбежно
переместится… на американскую почву, » —
сказал он репортеру ABC News Джону Миллеру в
мае 1998 года, вскоре после выхода второго
указа.

Взамен на присоединение к джихаду против
Америки бен Ладен обещает своим
последователям почетное место в раю — в
соответствии со словами Корана о том, что
«привилегии мученика гарантируются
Аллахом». Настоящая исламская молодежь,
говорил бен Ладен в заявлении 1996 года, знает,
что награда за войну с Соединенными Штатами
будет «двойной» по сравнению с
наградой за борьбу с другими странами. «Их
единственная цель в жизни, — говорил он
американцам, — войти в рай, убивая вас».
Против присутствия США
Точка отсчета в явлении бен Ладена как
заклятого врага Соединенных Штатов — 1991 год,
год Войны в Заливе. Сын неправдоподобно
богатого саудовского строительного
магната, он только что возвратился домой в
Саудовскую Аравию после десяти лет,
проведенных в борьбе плечом к плечу с
афганскими моджахедами в восстании против
советской армии, финансируемом ЦРУ. Он был
раздражен, когда увидел, что «американские
крестоносцы» «оккупировали» его
родину.

С американской точки зрения, войска США
находились в Саудовской Аравии, чтобы
освободить Кувейт, который был захвачен
армиями иракского лидера Саддама Хуссейна.
После того, как Война в Заливе закончилась,
американские отряды, которых до этого не
было в Саудовской Аравии, остались там на
полупостоянной основе для обучения
персонала саудовских ВВС и полиции, а также
для защиты королевства в случае новой
иракской угрозы.

Бен Ладен и постоянно растущая саудовская
оппозиция видели дело совершенно иначе. На
их взгляд, присутствие иностранных сил было
недопустимым оскорблением 1400-летней
исламской традиции, восходящей к словам
пророка Мухаммеда о том, что «не должно
быть двух религий в Аравии». Они
утверждали, что ответственность за защиту
королевства должно взять на себя
правительство страны, и так тратившее
миллиарды долларов на армию, а не западные
«крестоносцы».

Несмотря на контроль над 11 процентами
мирового производства нефти, Саудовская
Аравия начинала ощущать эффекты все более и
более серьезного экономического кризиса,
вызванного падающими ценами на нефть и
широко распространенной коррупцией. Бен
Ладен связывал все это с присутствием
иностранных войск и «необоснованно
большими расходами правительства на
содержание этих войск». «Силы
крестоносцев стали главной причиной нашего
бедственного положения», — писал он в 1996
году в своем призыве к джихаду.

Двумя годами позже, в декрете 1998 года,
который профессор-арабист принстонского
университета Бернард Льюис называет «великолепным
образцом красноречивой, местами даже
поэтической арабской прозы», бен Ладен
заявил, что американцы на самом деле
объявили войну мусульманам: «В течение
более чем семи лет Соединенные Штаты
оккупируют земли ислама на святейшей из его
территорий — Аравии, разграбляя ее
богатство, подавляя ее правителей,
оскорбляя ее народ, угрожая ее соседям и
используя ее базы на полуострове для борьбы
против соседних исламских народов».

В войне, которую ведет бен Ладен, цель
изгнания «иудео-христианского врага»
со священных земель ислама должна была быть
достигнута сначала на Аравийском
полуострове. Следующий приоритет — Ирак, на
территории которого в течение 500 лет
существовало наиболее мощное арабское
государство — халифат. Более далекая
перспектива — Палестина, земля мечети Аль-Акса
в Иерусалиме, откуда, как верят мусульмане,
вознесся на небеса пророк Мухаммед.

Взгляд бен Ладена на Америку — почти
зеркальное отражение взгляда Америки на
него. По его мнению, он и его сторонники
всего лишь ведут войну против
американского «терроризма».
Террористические действия, совершенные
американцами, согласно бен Ладену: «оккупация»
Саудовской Аравии, «убийство» миллиона
иракских детей, умерших от голода из-за
санкций ООН, разоружение боснийских
мусульман в их войне против христиан-сербов
и атомная бомбардировка Японии в конце
Второй мировой войны.

Терроризм, сказал бен Ладен в интервью ABC News
в 1998 году, может быть как «предосудительным»,
так и «похвальным». «В сегодняшних
войнах, — сказал он, — нет морали. [Американцы]
лишают нас нашего богатства, наших ресурсов
и нашей нефти. Наша религия находится под
угрозой. Они убивают наших братьев. Они
ставят под угрозу нашу честь и наше
достоинство, а если мы смеем произнести
хоть слово протеста против
несправедливости, нас называют
террористами».

Декларации бен Ладена отражают радикальную
интерпретацию ислама, которую не разделяет
большинство мусульман. В средние века
исламские юристы расходились в вопросе о
моральной допустимости использования
отравленных стрел и отравления вражеских
водоемов, которые профессор Льюис называет
«ракетами и химической войной
Средневековья». Но никогда, писал Льюис в
статье для Foreign Affairs в 1998 году,
основополагающие исламские тексты даже не
допускали возможности «случайного
убийства невинных людей».

По традиции ответственность за объявление
джихада берет на себя сообщество ученых и
богословов, известных как улемы. Но,
согласно Халеду Абу эль Фадлу, эксперту в
области исламского права университета UCLA,
крах централизованной власти в исламском
мире привел «к моральному и
политическому вакууму», в котором
фактически любой мусульманин может
объявлять джихад. Эль Фадл добавляет,
однако, что согласно исламской традиции
религиозный декрет или фетва, подобный
выпущенному бен Ладеном, необязательны для
исполнения остальными верующими.
«Миф о Сверхдержаве»
То, что американцы рассматривают как
манию величия бен Ладена — его убеждение,
что он и относительно небольшая банда его
сторонников могут нанести поражение
сверхдержаве, — имеет корни в унижении
советской сверхдержавы в горах Афганистана.
В интервью CNN в 1997 году бен Ладен сказал, что
«миф о сверхдержаве был разрушен не
только в моем представлении, но также и в
умах всех мусульман» в результате
поражения советской армии в Афганистане от
рук моджахедов.

Но презрение, которое бен Ладен испытывает
к Америке, кажется даже большим, чем то,
которое он испытывает к Советскому Союзу.
«Российский солдат более храбр и
терпелив, чем американский солдат, — сказал
он 1996 году лондонской арабской газете al-Quds
al-Arabi. — Наша битва с Соединенными Штатами
много легче по сравнению с битвами, которые
нам приходилось вести в Афганистане».

Примеры предполагаемой американской
трусости, которые часто приводит бен Ладен:
уход из Ливана после взрыва
заминированного грузовика в казармах
морских пехотинцев в Бейруте в 1983 году и
эвакуация из Сомали после убийств
американских солдат в Могадишо.

Бен Ладен также уделяет большое внимание
символизму своих целей. В видео, которое
было широко известно в арабском мире в
начале этого года, он хвастал атакой, когда
в октябре 2000 года американский эсминец Cole
был подорван в Аденской гавани лодкой,
наполненной взрывчатыми веществами. «Разрушитель
(destroyer (англ.) — и «эсминец», и «разрушитель».
— Полит.Ру)
строил иллюзии, что может что-то
разрушить, но сам был разрушен крошечной
лодкой», — говорил бен Ладен.

«Разрушитель» олицетворял Запад, а
маленькая лодка — пророка Мухаммеда,
хвастал бен Ладен, согласно расшифровке
стенограммы видео, сделанной Питером
Бергеном, автором «Holy War Inc», вышедшей
вскоре книги о бен Ладене.
 

Источник прессы: www.compromat.ru
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.