Золотые руки для поцелуев

Золотые руки для поцелуев
Алекперов даже здоровается, как «крестные отцы» мафии из западных кинофильмов
Оригинал
этого материала
«Профиль»,
17.07.2000,
«Человек играет на трубе»»
Людмила Лунина

Глава нефтяной компании «ЛУКойл» Вагит Алекперов был первым в своей отрасли, кто придумал схему ее реструктуризации — вертикальное интегрирование нефтяных компаний. И первым же внедрил ее в жизнь. 

Сегодня, когда налоговая полиция заявила о возбуждении уголовных дел в отношении руководства «ЛУКойла», Алекперов стал первой среди нефтяных магнатов мишенью для власти, которая все настойчивее демонстрирует тягу к игре в «олигархический дартс». 

Золотые руки для поцелуев

«Об Алекперове нужно говорить хорошо — либо не говорить вообще». Примерно такую позицию в отношении главы «Лукойла» довольно долгое время занимали как соратники, так и конкуренты. Это не может не настораживать. Так обычно ведут себя с человеком, от которого сильно зависят — или которого сильно боятся. 

Говорят, что Алекперов как истинно восточный магнат любит красивые жесты: пару лет назад ему ничего не стоило подарить казахстанскому президенту Назарбаеву эксклюзивный «ЯК-142» разряда «Лорд» (высшая степень комфортности и безопасности). Даже если это и байка, то очень правдоподобная. 

В узком профессиональном кругу Вагита Юсуфовича за глаза уважительно величают «доном». Говорят, что он даже здоровается при встрече, как «крестные отцы» мафии из западных кинофильмов: величаво-снисходительно, протягивая ладонь тыльной стороной вверх. Совсем как священнослужитель, подставляющий прихожанам руку для поцелуя. «Такое впечатление, что к руке надо припасть»,— поделился с «Профилем» руководитель одной из конкурирующих с «ЛУКойлом» нефтяных компаний. 

Юрий Шафраник, глава Центральной нефтяной компании и старинный приятель Вагита Юсуфовича, считает, что такого человека, как Алекперов, нужно уважать «ежеминутно»: «Право быть первым Вагит заработал собственными руками. Это человек, знающий всю нефтяную отрасль «от и до», в своей карьере не пропустивший ни ступеньки. Вырос от буровика до директора месторождения. И дело создал сам, а не приобрел в результате удачной сделки. Таких, как он, в нашей отрасли двое, от силы трое». 

«Я — царь и бог»

Стать нефтяным магнатом Вагиту Алекперову, сыну азербайджанца и казачки, было написано на роду. Бакинец по рождению, он, по собственному признанию, вырос в атмосфере, буквально пропитанной нефтью. Азербайджан до открытия тюменских месторождений считался главным нефтяным резервуаром СССР. Ну а чтобы чего-то добиться в этой области, нужны непременные казачьи качества — авантюризм, напор и самомнение. 

Мать Алекперова рано овдовела — на руках у нее осталось пятеро детей, из которых трехлетний Вагит был младшим. Так что рос он под женской опекой и присмотром. Говорят, мать до сих пор осталась для него непререкаемым авторитетом. 

Трудиться он начал рано, как и все дети из небогатых семей, да еще на юге, где детство кончается быстро. Как только поступил на дневное отделение Азербайджанского института нефти и химии, так сразу же устроился буровиком в объединение «Каспморнефть». Так и совмещал адов труд с учебой, почему и сумел к 29 годам добраться до должности замначальника одного из основных нефтепромыслов «Каспморнефти». 

А тут на предприятие пришла партийная разнарядка: для разработки новых нефтяных месторождений в Западной Сибири срочно требовались толковые специалисты. Алекперова распределили на «Башнефть». Проработав там пару лет заместителем генерального директора по Западной Сибири, он отправился осваивать новое месторождение — «Когалымнефтегаз». Уже в ранге «генерала». 

Эксперты-нефтяники уверены: именно в Когалыме он и начал становиться таким, каким мы знаем его сегодня. 

Источник «Профиля», пожелавший остаться неназванным: «Во главе большинства крупных нефтяных компаний сейчас стоят бывшие сибирские «генералы». Сибирь была для них потрясающей школой жизни. Представьте: вас отправляют на голое место и поручают его освоение. С этой минуты на вас возложена огромная ответственность — но, с другой стороны, вы облечены властью и снабжены немалыми финансовыми средствами. О руководящей роли партии там никто не вспоминал. Секретарь райкома лично приходил на поклон к директору месторождения, который был в этих краях царь и бог. Формировалась психология: «Могу все». Сибирские нефтяные генералы — чрезвычайно самоуверенные люди. Алекперов — особенно». 

Алек Первый

Возглавив «Когалымнефтегаз», Алекперов развил бешеную активность. Почти сразу перезнакомился со всеми сибирскими нефтяными монстрами. В том числе с генеральным директором «Урайнефтегаза» Александром Путиловым и главой «Лангепаснефтегаза» Юрием Шафраником. Через несколько лет именно эти компании объединятся в концерн «ЛУКойл». 

А потом за ним была замечена редкая для молодого директора дерзость: вопреки наставлениям партии, он не стал начинать строительство города с деревянных бараков. Напротив, дал распоряжение строить нормальные кирпичные дома, для чего даже выписал строителей из Прибалтики. Тогда «Когалымнефтегаз» как раз сотрудничал с нефтеперерабатывающим заводом в городе Межекяй, вот Вагит Юсуфович и воспользовался, как сказали бы сегодня, партнерскими отношениями. Пока прибалты возводили строения, нефтяники дожидались улучшения условий в вагончиках. Прибалты, по счастью, строили быстро. 

Когда с проверкой нагрянуло высокое партийное начальство, Алекперов поплатился за самоуправство. Правда, до суровых мер типа снятия с должности дело не дошло, ограничились строгим партийным выговором. Зато в народе Алекперова зауважали еще больше и присвоили почетное прозвище Алек Первый. 

Алекперов любил выступать в роли «отца солдатам». Вот еще одна полулегендарная история из его краснодиректорских времен. Повредилась как-то труба, по которой шла нефть. Заваривать ее — дело опасное: малейшая оплошность чревата взрывом. Сварщики шли на это дело с опаской, рисковать жизнью никому не хотелось. Так вот, чтобы их морально поддержать, Алекперов уселся на злополучную трубу и просидел так, пока рабочие ее не отремонтировали. Эта храбрость неоднократно пригодилась ему впоследствии: сидеть на трубе в России опасно. Одни пропадают, другие падают… Без хладнокровия никак. 

Благодаря стараниям Алекперова уровень жизни в Когалыме считался едва ли не самым высоким в СССР. Вагиту Юсуфовичу удавалось добиваться, чтобы расчеты за поставленную нефть шли не бартером (это во второй половине восьмидесятых было в порядке вещей), а живыми деньгами. Шутники острили, что за успешное строительство коммунизма в отдельно взятом сибирском городе Алекперова и перевели в Министерство нефтегазовой промышленности СССР. 

НоВИНКа

За всю историю этого ведомства Вагит Алекперов стал самым молодым заместителем, а затем и первым заместителем министра. Кто ему протежировал — никому до сих пор неизвестно. 

Тогда во главе министерства стоял Леонид Филимонов, в прошлом глава «Нижневартовскнефтегаза», а ныне президент Восточной нефтяной компании. Говорят, именно в соавторстве с ним Вагит Алекперов разработал схему так называемого вертикального интегрирования нефтяных компаний — ВИНК. Она же легла в основу докторской диссертации, которую Алекперов защитил летом прошлого года. 

Ее суть состояла в том, чтобы объединить в единый холдинг всю цепочку предприятий, участвующих в добыче нефти, ее переработке и реализации конечного продукта: месторождение—завод—сбыт. Судя по реакции западносибирских коллег, к которым Алекперов обратился по старой дружбе, идея была своевременная — в конце 1991 года в России появился первый нефтяной международный концерн «ЛУКойл». В его состав вошли также Волгоградский и Пермский нефтеперерабатывающие заводы. А имя концерну — по первым буквам названий городов Лангепас, Урай и Когалым — придумал Рауль Маганов, директор «Лангепаснефтегаза», ныне первый вице-президент «ЛУКойла». Алекперову оно настолько понравилось, что он даже выделил Маганову премию. 

В 1993 году, когда Ельцин подписал наконец указ о приватизации предприятий нефтяной отрасли, Вагит Алекперов озвучил свою позицию относительно дальнейшего развития нефтяного сектора в России. Он утверждал, что больших нефтяных компаний в стране не должно быть много — вполне хватило бы трех-четырех. 

Источник из нефтяных кругов: «Алекперов проявил поистине восточную хитрость. Говорили, что он забрал себе самые лакомые куски нефтяного сектора. Да, забрал. Но и нам оставил. А мог забрать все. Тем более что нефтегазовое министерство возглавлял в то время его друг Шафраник». 

Возможно, Вагит Юсуфович поступил так вовсе не из-за своего великодушия. Просто он осторожный человек и хорошо понимает: разгорись нефтяная война, наибольший урон она нанесла бы «ЛУКойлу». 

К вопросам развития компании Алекперов подходит с основательностью и прагматизмом восточного мужчины. Так, чтобы лучше продвигать проекты компании в ближнем зарубежье, Вагит Юсуфович специально собрал интернациональную топ-команду. Кого только в «ЛУКойле» нет — почти все бывшие республики представлены. 

Кстати, кадровым вопросом Алекперов занимается лично — даже первому заместителю не доверяет. Пристрастия его непредсказуемы. До сих пор остается необъяснимой тяга Алекперова к военным: вероятно, казачьи гены. В «ЛУКойле» почти треть сотрудников — демобилизованные офицеры. 

Рассказывают такую историю. Однажды отдел кадров направил Алекперову на ознакомление личные дела трех человек, претендующих на вакантные должности. Вагит Юсуфович вызвал к себе одного из заместителей посоветоваться. Открыл первое дело. Читает: «Специалист, нефтяник… Подумаем». Берет вторую папку: «Так, нефтяник, работал в компании у такого-то. Нет, этот мне не нужен». 

Добрался, наконец, до третьей: «Военный… Демобилизованный… Не специалист… Берем. А делу обучим». 

Сам Алекперов, как нетрудно догадаться, отвечает в «ЛУКойле» за связь с Азербайджаном. Не так давно в Баку открылось представительство «ЛУКойла», в котором работает старший брат Вагита Юсуфовича. 

Правда, в последнее время отношения между президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым и главой «ЛУКойла», прежде неизменно приязненные, стали несколько натянутыми. Говорят, в свое время азербайджанский президент возлагал большие надежды на удачливого земляка. Но «нашего в Москве» из Алекперова не получилось. 

Источник в нефтяных кругах: «Алиев ждал, что Алекперов будет отстаивать интересы Азербайджана в Москве. Вроде как Шеварднадзе, который, возглавляя советский МИД, не прекращал лоббировать интересы родной Грузии. Но вместо азербайджанской руки в Москве Алиев получил московскую руку в Азербайджане. Поэтому Алекперова среди нефтяников иногда сравнивают со Сталиным. Который, будучи грузином, отстаивал интересы державы, а не своей нации». 

Остаться на трубе

В конце девяностых при всех своих несомненных заслугах и удачах Вагит Алекперов, судя по всему, зашатался на троне некоронованного нефтяного короля. И дело даже не в регулярном сливе компромата на него: в конце концов, кто работает в самой прибыльной сфере отечественного бизнеса, тот должен быть готов к неутихающим войнам и переделам. Нет, все серьезнее: похоже, у Алекперова наметился конфликт с властью. И подтверждение тому — возбуждение против «ЛУКойла» уголовного дела за сокрытие налогов (причем речь идет о фантастических суммах — сотнях миллионов долларов). Хотя еще весной этого года ничто не предвещало подобного поворота — напротив, Алекперов был поощрен специальным призом налогового министерства как образцовый налогоплательщик. Конечно, до арестов и судов вряд ли дойдет. Но попортить кровь такими делами в России можно… 

Серьезнее другое: превращение из образцового налогоплательщика в образцового уклониста явно указывает на то, что отношение государства к «ЛУКойлу» поменялось. То ли потому, что главная нефтяная корпорация страны стала слишком мешать таким конкурентам, как «Сибнефть» (составившая, поговаривают, подобие негласного пула «против Алекперова»), то ли Путин не хочет терпеть в российском бизнесе слишком крупных монополистов. Да и смена министра топлива и энергетики — Виктора Калюжного — выглядит для «ЛУКойла» не слишком добрым знаком. 

Калюжный, по утверждениям многих наших источников, как откровенный лоббист «ЛУКойла», мог рассчитывать на последующее трудоустройство в компании. Но этого не произошло — следовательно, Алекперов не был удовлетворен работой якобы «ручного» министра, зато собирается брать на работу одного из его замов. Новый министр — Александр Гаврин — по идее должен бы вызывать у Алекперова определенные надежды, поскольку в прошлом он был мэром Когалыма, столь родного для Вагита Юсуфовича. Но Гаврин достаточно жестко разграничивает свои личные привязанности и служебные обязанности. Так что второго Калюжного в правительстве, скорее всего, не будет. 

Между тем неутомимые коллекционеры компромата выбросили на этот грязный рынок очередную порцию сведений о связях Алекперова с криминальными авторитетами.
Один из них — некто Богомолов по кличке Богомол — даже числился в «ЛУКойле» на одной из должностей. Насколько достоверны эти сведения — судить трудно: качественного компромата, в отличие от нефти, в России немного. Алекперов ничего не опровергает, не снисходя до полемики. Но сам факт синхронного, массированного наступления на одну из крупнейших корпораций страны говорит о том, что времена неприкасаемости для Вагита Юсуфовича прошли. Придется работать в атмосфере куда более жесткого прессинга, при непредсказуемом президенте. Пойди пойми: уголовное дело против «ЛУКойла» — это личная позиция Путина или давление «семьи», которая состоит в значительной степени из алекперовских конкурентов и устала его терпеть рядом с собой? 

Как бы то ни было, для крупнейших российских корпораций наступили трудные дни. Однако у «ЛУКойла» все-таки предпочтительные шансы остаться на плаву. Во-первых, Вагит Юсуфович славится своей способностью со всеми договариваться. Во-вторых, едва ли дело в «ЛУКойле» поставлено так по-дилетантски, чтобы следы уклонения от налогов — даже если оно имело место — были плохо заметены. Наконец, Алекперов умеет держать удар и никогда не паникует. Он с когалымских времен сидит на трубе. И ничего — не падает. 

 

Источник прессы: www.compromat.ru
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.