За 26 месяцев советские моряки вытралили мины и подняли 26 затопленных судов

Советские моряки оказались в очень необычных условиях. Климат и другие природные особенности Бангладеш делали работу по разминированию и судоподъёму очень сложной. В этой статье мы расскажем, как советским моряком удалось очистить от мин 1 000 квадратных миль морской акватории и поднять суда, общим водоизмещением 100 000 тонн.
ЭОН-12 должен был решить две задачи, и, соответственно, в состав экспедиции входили две группы кораблей и судов. В первую входили морские и рейдовые тральщики, во вторую – спасательные суда, водолазные боты и плавкраны.. Если первая партия была исключительно военная, то судоподъем должны были проводить совместно Аварийно-спасательная служба (АСС) Тихоокеанского флота и гражданская организация «Совсудподъём»
Стояла и ещё одна задача. Практически сразу после визита Муджибура Рахмана в Москву, в порт Читтагонг стали прибывать советские теплоходы с продовольствием. Первыми пришли теплоходы «Сальск» и «Партизанская искра». На подходе было еще несколько судов. Их надо было безопасно провести в порт.
Все корабли и суда ЭОН-12 были сведены в 118-й дивизион кораблей и судов специального назначения. Он состоял из: плавмастерской проекта 304 ПМ-40 База ЭОН-12; 4 базовых тральщиков проекта 257ДМ — БТ-338, БТ-358, БТ-277 и БТ-279, 5 рейдовых катеров-тральщиков проекта 361Т РТ-1220, РТ-1221, РТ-1222, РТ-1230 и РТ-162, 3 морских буксиров проекта 733 МБ-175, МБ-24 МБ-11; малого морского танкера «Россошь», малого морского танкера проекта 437Н «Тунгуска», киллекторного судна «КИЛ-27» проекта 145, плавкрана проекта 1511 «Черноморец-13» грузоподъёмностью 100 тонн, морского водолазного бота проекта 522 ВМ-74, 2 рейдовых водолазных ботов проекта 364 ВРД-751 и ВРД-435, пожарного катера проекта 364 ПДК-44 и 3 десантных катеров ДК-361, ДК-760 и ДК787. От Министерства морского флота входили спасательное судно проекта 745 «Атлас» и спасательный буксир проекта 733 «Капитан Изыльметьев». Во время предварительного ознакомления с ходом работ, стало понятно, что очистить акваторию без мощных кранов не получится. В Германии были заказаны два мощных самоходных крана «Совсудподъём-1» и «Совсудподъём-2» грузоподъёмностью 800 тонн, которые своим ходом пришли из Германии в Бангладеш. Их строительство велось, пока военные моряки очищали от мин порт и фарватер. Все катера были погружены и доставлены в Читтагонг на теплоходах ММФ СССР.
В разные периоды работы, в Читтагонге находились 550-650 военных моряков и 200-250 гражданских специалиста ММФ СССР. Для оперативной связи был специально выделен самолет Ил-18, который совершал регулярные рейсы Москва – Читтагонг.
Работа экипажей тральщиков была очень сложной. Единственное, что её облегчало – это понимание того, с какими минами они борются. Главным противником была жара. По воспоминаниям моряков, температура на солнце было 40-45 градусов, в тени – 30 градусов. Температура воздуха в машинных отделениях тральщиков доходила до 80 градусов. При построениях на палубе, моряки были вынуждены постоянно перебирать ногами, так как раскаленный металл палубы жёг даже через подошвы обуви. Базовые тральщики работали в Бенгальском заливе и на морских фарватерах, рейдовые – в акватории порта Читтагонг и в устьях рек. Для усиления группировки в Бангладеш были направлены два тральщика проекта 254 – МТ-57 и МТ-750. Дело в том, что мины ставились хаотично, карт минных постановок не было. Для гарантированной защиты от мин необходимо было проводить контрольные траления на большой по площади акватории.
В конце концов, несмотря на все сложности, эта часть работы ЭОН-12 была завершена. После официальных докладов и рапортов, в эфир ушла радиограмма: «Всем, всем, всем! Воды Народной республики Бангладеш свободны от минной опасности».
Руководить судоподъёмными работами назначили капитана 1 ранга Юрия Константиновича Сенатского. Он использовал все доступные варианты. Часть судов поднимались с помощью мягких и жёстких понтонов. Часть взрывалась на дне и поднималась по частям. Некоторые суда распиливались специальными тросами и цепями под водой и то же поднимались по частям. У водолазов были свои сложности.
Во-первых, воды в портах Бангладеш сильно заилены. Все затопленные суда и катера были погружены в ил на глубину от трех до десяти метров. Кроме этого, трюмы судов были под завязку «загружены» илом.
Во-вторых, у берега были сильные приливно-отливные течения – до 6 узлов (около 11 км/ч). Водолаза буквально оттаскивало от затонувшего судна. Работать приходилось 2 – 2,5 часов в сутки, когда прилив сменялся отливом, и наоборот.
В-третьих, и это самое главное, видимость в воде из-за ила была «нулевой». Водолаз видел через маску или стекло шлема только пару десятков сантиметров. Абсолютно все работы водолазы вынуждены были делать вслепую. К такой работе надо было привыкнуть.
Все перечисленное приводило к большой нагрузке на водолазов. Было замечено, что у них после смены в водолазных костюмах находилось много воды – около двух килограммов. Однако, все костюмы были целыми, не поврежденными. Водолаз перед каждым погружением проходил медкомиссию из 11 врачей. До и после погружения было обязательное взвешивание. За каждое двухчасовое погружение водолаз терял около двух килограмм. А поскольку температура воды не опускалась ниже 33 градусов, все потери уходили в пот, который стекал в водолазный костюм.
В первую очередь нужно было поднять суда, которые затонули на фарватере при входе в порт, и мешали маневрам в акватории порта. После этого поднимали суда, затонувшие у причалов. Бангладешская сторона попросила аккуратно поднять сторожевой катер «Jessore» P-141. Его потопила индийская авиация. Советская сторона выполнила эту просьбу. Небольшой катер, водоизмещением всего 143 тонны, поднимали 50 дней! Пришлось на ощупь выгрузить весь боезапас катера. «Jessore» подняли не поврежденным, его отремонтировали, и он долгие годы входил в состав ВМФ Бангладеш.
В корабельном составе ЭОН-12 появились замены. Было заменено штабное судно экспедиции. Вместо ПМ-40 ей стала ПМ-156 того же проекта. Киллекторное судно КИЛ-27 во время подъёма повредило линию гребных валов, и его заменили на однотипный КИЛ-21. В октябре и ноябре 1973 года из Гамбурга, наконец пришли два сверхмощных (по тем временам) плавучих крана «Совсудподъём-1» и «Совсудподъём-2» грузоподъёмностью по 800 тонн каждый. Их буксировку в Читтагонг осуществили спасательное судно «Капитан Федотов», спасательный буксир «Героический» и ледокол «Иван Москвитин». Эта буксировка заслуживает отдельного рассказа. Дело в том, что тогда из-за очередной арабо-израильской войны, Суэцкий канал был закрыт. Поэтому плавкраны пришлось из Гамбурга буксировать вокруг Африки. Но затраты и труды окупились. Новые плавкраны увеличили скорость работ по очистке акватории порта в 8 – 10 раз. После окончания работы ЭОН-12 эти два крана вернулись в европейские воды страны таким же путем.
Тральщики ЭОН-12 разминировали и проверили более 1 000 квадратных миль морской акватории.
За 26 месяцев работы было поднято 26 судов и катеров, общим водоизмещением около 100 000 тонн. 7 судов и катеров впоследствии восстановили. Были подготовлены к нормальной эксплуатации 12 причалов порта Читтагонг. Из трюмов двух океанских барж «Бэтти» было поднято на поверхность 1 900 тонн японского кровельного железа, так нужного молодой стране. После окончания работы экспедиции, бангладешской стороне были переданы два рейдовых водолазных бота, десантный катер и 8 понтонов для подъёма судов.
После окончания работ военные и гражданские моряки были награждены орденами и медалями. В СССР было учреждено звание «Участник боевых действий в Бангладеш 1972-1973». Дело в том, что во время работ наших специалистов в Бангладеш продолжалась война, и иногда в порту наши корабли обстреливали с берега.
Очень любопытна история памятных медалей. Власти Бангладеш приняли решение наградить всех моряков ЭОН-12 медалями. Но поскольку в молодой республике не было своего монетного двора, были мобилизованы все граверы страны. В результате все медали имели разный дизайн. Командира ЭОН-12 контр-адмирала Зуенко наградили золотой медалью, всех офицеров – серебряными медалями, а мичманов, старшин и матросов – бронзовыми. Для этого были использованы гребные винты самого большого из поднятых судов – транспорта «Сурма».
В 2021 году в России был снят документальный фильм «ЭОН-12. Свобода деньгами не дышит», где ветераны экспедиции рассказывали о ней.
Первые годы после завоевания независимости, правительство Бангладеш исповедовало левые взгляды. Таким странам СССР оказывал всемерную помощь. В марте 1972 года Бангладеш были безвозмездно переданы 5 средних морозильных рыболовных траулера, 2 средних рефрижераторных траулера и 3 тралбота. Эти суда стали основой современного рыболовного флота страны. Кроме этого стране были переданы три сухогрузных теплохода типа «Имантра».
Поставлялась и боевая техника. В Бангладеш было передано 1 вертолет Ми-8, 1 транспортный самолет Ан-24, 14 истребителей МиГ-21 и 75 ракет к ним.
Все прекратилось летом 1975 года. 15 августа в стране произошел военный переворот. Шейх Муджибур Рахман и его ближайшие соратники были расстреляны, во всех городах страны шли уличные бои. В ноябре власть окончательно перешла к генералу Зиауру Рахману. Тот создал свою политическую партию (Националистическая партия), с её помощью выиграл выборы. Зиаур Рахман объявил Бангладеш исламской республикой. Он наладил тесные отношения с Китаем. В реалиях тех лет это означало, что сотрудничество с СССР было свернуто.
Очередной переворот в Бангладеш произошел в мае 1981 года. Генерала Зиаур Рахман свергнул генерал Эршад. Он приватизировал почти всю госсобственность и дал полную свободу частному капиталу.
Бангладеш, как страна, так и не вышла из нищеты.

Источник прессы: compromat.ws
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *