Унизительный обряд «с собственноручным поднятием гениталий» в ФЭПе назвали «пропиской» Путина

Унизительный обряд
«с
собственноручным поднятием гениталий»
в ФЭПе назвали «пропиской» Путина

***
      Павлу Бородину «пришлось
пройти весь довольно унизительный обряд
этого личного досмотра — начиная от показа
полости рта, до промежности (с
собственноручным поднятием гениталий) и
проверки на предмет незаконных вложений в
заднем проходе. А потом — руки вытянуть
вперед и — щелк наручники.» (Валерий
Лебедев
, «Бородинское
поражение»)

***

      Путину устроили прописку,
как новичкам в казармах. (Глеб
Павловский
, ФЭП)
***

Оригинал
этого материала
«Вести.Ру»,
21.01.2001
Тюремные будни Пал
Палыча

Корреспондент «Вести.Ru», отбывавший
срок в США, рассказывает о тюрьме, где г-ну
Бородину придется сидеть как минимум до 25
января.

Дмитрий Старостин

В четверг, в 16:00 по нью-йоркскому
времени наручники вновь защелкнулись на
запястьях Павла Бородина. По американским
законам, при входе в зал суда наручники с
задержанного снимают. Павлу Павловичу
также дали возможность предстать перед
судьей в костюме, а не в оранжевом тюремном
комбинезоне. Но все это ему не помогло.
Судья Виктор Погорелски отправил г-на
Бородина обратно в федеральный СИЗО, где
ему предстоит провести еще как минимум
неделю.

Павел Павлович сидит в одиночной камере. В
американских следственных тюрьмах все они
практически однотипны. Длина камеры — около
четырех шагов, ширина — два или три. У Павла
Павловича должна быть металлическая койка,
приваренная к полу. На койке — матрац,
заклеенный в пластик, тонкое одеяло,
подушка и две простыни (пододеяльников не
бывает). Унитаз тоже металлический, а прямо
над ним — умывальник, такой, как в российских
поездах дальнего следования. На потолке
должна быть люминесцентная лампа, которую,
за редким исключением, может включать и
выключать только надзиратель.

Если Павел Павлович вообще в состоянии
спать, завтра утром ослепительный свет
разбудит его в 6:30 или в 7:00. Но вставать с
койки задержанных (в отличие от осужденных)
не заставляют. Арестанты из соседних камер,
с которыми г-н Бородин, вероятно, уже
познакомился, должны были посоветовать ему
завязать глаза скатанной майкой или
полотенцем и спокойно спать дальше. Если же
Павел Павлович захочет позавтракать, то
надо приступать к утреннему туалету.

Рулон туалетной бумаги г-ну Бородину должны
были выдать еще в первый день — так же как
мыло и зубную пасту. А вот бритву ему
придется попросить у надзирателя. В залог
Павел Павлович должен будет оставить свое
«удостоверение личности арестанта» с
фотокарточкой, которое также выдают в
приемном боксе. Если он бритву не вернет,
его ждет карцер.

На завтрак во всех американских тюрьмах
дают пакетик молока и хлеб, иногда слегка
поджаренный. Скорее всего, Павлу Павловичу
выдадут также пшеничные хлопья или миску
овсяной каши. Федеральным арестантам
нельзя ничего выносить из столовой. На
выходе надзиратели могут обыскать. Если г-н
Бородин попытается и его поймают, лучше не
спорить, а просто сказать, что не знал. Что-то
небольшое (например, гамбургер с обеда)
можно пронести в войлочном ботинке.
Разуваться, как правило, надзиратели не
требуют.

Обед в федеральных тюрьмах бывает обычно
между 11:00 и 12:00. Ужин — около 17:00. Эти две
трапезы довольно сытные (рис, макароны,
картошка с мясом), но вот на вечер ничего не
остается. Впрочем, Павлу Павловичу могли
уже рассказать, что как диабетик он имеет
право на дополнительный сэндвич и печенье,
которые выдают в лазарете около 21:00. Там же
он будет получать и лекарства, которые
судья Погорелски приказал выдавать ему по
первому требованию. С собой в камеру г-ну
Бородину не дадут ни одной таблетки, из
опасения, что он использует их как
наркотическое средство или для
самоубийства.

Скорее всего, у Павла Павловича будет право
на часовую прогулку. В некоторых
федеральных тюрьмах можно ходить и в
спортзал, где арестанты обычно занимаются
культуризмом. Г-ну Бородину гарантирована
также юридическая библиотека — но у него и
так хорошие адвокаты. Обычные книги ему
могут передать с воли, но только в мягкой
обложке.

Федеральные тюрьмы исправно навещают
капелланы различных вероисповеданий.
Бывает, что приходит и православный
священник (русский или греческий). Службы
могут посещать заключенные из разных
блоков, и для многих часовня — просто место
встреч. Но Павел Павлович может и
помолиться, даже исповедоваться. Это лучше,
чем идти к тюремному психиатру, который
каждую фразу г-на Бородина будет обязан
приобщить к его уголовному делу.
***
«МК»,
21.01.2001
Бородину дали мячик
Пал Палыч Бородин начал входить в ритм
американской тюремной жизни. На днях ему
выдали баскетбольный мячик, чтобы он мог
бросать его в кольцо, “которое находится
недалеко от его камеры”.

 Бородин больше не отрезан от мира —
ему разрешено звонить по телефону. Теперь
для Пал Палыча заведена особая телефонная
карточка, и в окошко камеры периодически
просовывают трубку аппарата,
установленного в тюрьме. Единственное
ограничение — номера лиц, которым намерен
позвонить Бородин, должны быть сообщены
администрации “каземата” заранее.[…]
 

Источник прессы: www.compromat.ru
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *