Сериал «Начальник разведки». А ведь мог бы получиться неплохой фильм… ч.3

Начало тут Что же нам в фильме показывают о реальной работе Павла Михайловича Фитина на посту начальника политической разведки? Показано, что по инициативе Фитина в 1940 г. восстанавливают связь с нашей агентурой в Германии- группами сотрудника разведки ВВС Германии Отто Шульце-Бойзена, оперативный псевдоним «Старшина», и государственного советника министерства экономики Арвида Харнака,»Корсиканец». Также был восстановлен контакт с ценнейшим советским агентом, гауптштурмфюрером СС, сотрудником гестапо Вилии Лемоном. Вроде все нормализуется, живи, как говорится и радуйся. Но авторы фильма посчитали, что уж больно гладко все идет у Фитина, даже несмотря на предвзятое отношение Берии. Они решили усложнить Фитину жизнь и заодно придать сериалу оживляж. В фильм вводится еще один главный герой — некий сотрудник разведки Захар Назаров, однокашник Фитина по разведшколе. Такой мелкий интриган и мерзкий гаденыш. Его играет Иван Добронравов. Захара Берия назначает легальным резидентом в Германию и намекает, что если у него будут успехи, то поставит его начальником разведки вместо Фитина. Захар загорается энтузиазмом и начинает рыть носом землю, заодно капая Берии на Фитина. Но так как он карьерист, интриган и гаденыш, то немцы подставляют ему под вербовку латышского журналиста, который имеет связи в верхах Третьего рейха. Захар попадается на удочку немецкой разведки, вербует латыша и тот начинает гнать Захару дезинформацию. А потом уже и самого Захара вербует через постель сотрудник немецкой разведки фрау Хельга. Ее играет Екатерина Вилкова. Вот тут авторы фильма развернулись вовсю. Из Вилковой сделали Эльзу Кох с повадками femme fatale и внешностью Марлен Дитрих. Истинная арийка, беспощадна к врагам рейха, владеет оружием, ядом, великолепна в постели. Никакой русский Ваня по имени Захар не устоит перед этой машиной. Никакого, конечно, Захара Назарова в природе не существовало. Легальным советским резидентом в Германии был младший брат ближайшего помощника Берии, всесильного Богдана Кобулова — Амаяк Кобулов, оперативный псевдоним «Захар». Как разведчик Амаяк был полный ноль, его подчинённые называли его «подарок Гитлеру». Но вот то, что Кобулову германская разведка подставила латышского журналиста в качестве источника дезинформации — это правда. Латышу был присвоен псевдоним «Лицеист». И здесь авторы фильма рассказывают не очень широко известную историю, связанную с «Лицеистом». А для чего? А для того, чтобы в очередной раз вытащить замшелый, покрытый мохнатой либеральной пылью миф, запущенный еще Хрущевым, о том, как т. Сталин начало войны прос…л. Обвинение т. Сталина в разгроме, который учинила нам в июне-октябре 1941 г. германская армия, идет пунктом вторым после обвинения в «массовых репрессиях» . Этот второй пункт второй состоит из нескольких частей. Во-первых, т. Сталин поубивал ни за что ни про что наших «красных Наполеонов» во главе с Тухачевским, потому и командовать некому было, и солдатики наши в июне 1941 г. все или в плен сдались, или по лесам разбежались. Во-вторых, т. Сталин был такой дурачок, что поверил нашему германскому партнеру Гитлеру в том, что 20 лет Германия на нас нападать не будет. Ведь пакт о ненападении аж на 20 лет заключили. И, в-третьих, вот нашему германскому партнеру Гитлеру т. Сталин верил, а своей разведке, которая ему каждый день донесения присылала, что война начнется 22 июня 1941 г. — нет. А почему не верил? Правильно, потому что верил не донесениям «Рамзая», «Старшины»,»Корсиканца», а донесениям «Лицеиста», который был агентом германской разведки и гнал чрез Амаяка Кобулова, он же в фильме Захар Назаров, «дезу». А «дезу» это составлял сам наш уважаемый партнер Адольф Алоизьевич Гитлер. Вот и в фильме, как только Фитин ни бьется, чуть на стенку не лезет от отчаяния — вон сколько сообщений, что немцы нападут 22 июня, а никто и не почешется. И в конце концов идет 17 июня 1941г. на личный прием к т. Сталину, кладет последнее донесение «Старшины». Вот он — козырный туз. Подымай т. Сталин армию в ружье. А т. Сталин все равно не верит. Пришел к себе в кабинет Фитин, лег на диван и стал ждать 22 июня. Если нападут немцы — то спасен. а если хоть на день ошибся, немцы 23 июня нападут — все, к стенке. Так и пролежал до 22 июня, а тут с утра и война — спасен, значит. Только в реальности все было не так. Не такой уж доверчивый был т. Сталин. Никому не доверял в жизни, а тут Гитлеру доверился. И донесения разведки никогда не играли решающей роли. Чего нового разведка могла сказать т. Сталину, когда вот они немецкие войска, при полном комплекте и параде на самой границе стоят. И главный вопрос для т. Сталина был не в том, чтобы точно знать дату нападения, а чтобы не дать повод обвинить СССР в агрессии против Германии. Чтобы Англия за счет СССР не замирилась с Германией и вместе они не стали бы воевать с СССР. Зря что ли Гесс в Англию летал в мае 1941 г. И не был 17 июня Фитин у Сталина. Там был его начальник, нарком госбезопасности Меркулов, который и доложил то самое донесение «Старшины». А была ли там указана дата нападения? А вовсе нет. Вот это донесение Какие авторемонтные мастерские, какая-то «Свирь-3», какие запчасти к самолетам. Подборка слухов и сплетен из Германии. И более полувека «антисталинисты» ссылаются именно на это донесение, как на козырного туза, который отверг Сталин, да еще и с матами. Да и не было никаких матов. Наоборот, т. Сталин заслушав Меркулова сказал, что надо еще раз все перепроверить. И все. А к войне т. Сталин готовился. 18 июня 1941 г. он дал указание наркому обороны Тимошенко и начальнику Генштаба Жукову привести войска в боевую готовность, а командованию округов занять фронтовые командные пункты. И не вина т. Сталина, что Тимошенко и Жуков все прос…ли. Это указание было выполнено только в Южном военном округе, потому он и не подвергся в первые дни войны разгрому, как Западный фронт. И Жуков с Тимошенко должны были встать к стенке рядом с командующим Западным фронтом Павловым. Только Сталин дал Жукову возможность искупить вину. Но до начала 1943 г. победителя под Ельней, спасителя Ленинграда и Москвы ни разу ничем не наградил. Командармы — Власов получил за Москву орден, Рокоссовский два ордена, а командующий фронтом — ничего. Но согласно фильму все дело в том, что Сталин верил только донесениям «Лицеиста» — гитлеровского дезинформатора. Кстати, «Лицеиста» после начала войны немцы отправили в Швецию, где следы потерялись. В фильме же его травит фрау Хельга. После того как началась война, реального «Захара» — Амаяка Кобулова не расстреляли, но к работе в разведке больше не подпустили. Отправили наркомом госбезопасности в Узбекистан. В фильме же, мелкий интриган и гаденыш Захар Назаров привозит Берии из Германии бутылку немецкого шнапса в подарок. Берия смягчился, поручил Захару вести германское направление и продолжать копать под Фитина. А дальше авторы фильма делают элегантный ход, чтобы оправдать одну из крупнейших ошибок реального Фитина. Вот где сказалось отсутствие реального опыта разведывательной работы. Фитин совершил катастрофическую ошибку, которая привела к полному провалу нашей разведывательной сети в Германии. Так как с осени 1941 года прекратилась радиосвязь нашей германской агентуры с Москвой — неопытный радист неправильно подключил передатчик к сети и тот сгорел. И к тому же рации были маломощными. Радиоцентр НКГБ располагался в Бресте, а с началом войны был перенесен в Куйбышев, а туда сигнал из Берлина не доходил. Берия же требовал от Фитина восстановить связь. Тогда Фитин обратился к коллегам из Разведупра Генштаба. У военной разведки в отличие от политической была очень мощная сеть нелегальных резидентур в Бельгии, Франции, немцы потом назвали ее «Красной капеллой», и «Красная тройка» в Швейцарии. Во Франции резидентуру возглавлял Леопольд Треппер, «Большой Шеф», в Бельгии резидентуру возглавлял Анатолий Гуревич «Кент», была в Бельгии и еще одна очень глубоко законспирированная резидентура «Паскаль» Константина Ефремова. В Швейцарии «Красной тройкой» руководил Шандор Радо. Так вот Фитин попросил коллег из военной разведки, чтобы они отправили в Берлин на встречу со «Старшиной и «Корсиканцем» «Кента». Ему была отправлена радиограмма с адресами «Старшины» и «Корсиканца». Заодно «Кент» должен был навестить руководителя резидентуры военной разведки в Берлине Ильзу Штебе,»Альту», ее адрес был так же в шифровке. Шифровку завизировал Фитин. В октябре 1941 г. «Кент» приехал в Берлин и встретился со «Старшиной» и «Корсиканцем». Те передали ему имевшиеся у них разведданные для передачи в Москву. А в декабре 1941 г. в Брюсселе немцы захватили радиоквартиру, из которой работал радист «Кента». Сделать это им помогли новейшие радиопеленгаторы и то, что радисты работали на ключе по пять-шесть часов подряд. Были арестованы радист, шифровальщица и хозяйка квартиры. Шифр, которым пользовались советские разведчики, теоретически не поддавался расшифровки. Радист- Михаил Макаров сам не шифровал, а шифровальщица Софи Познански успела покончить жизнь самоубийством в камере. Резидент «Кент» успел скрыться и 11 месяцев прятался в Марселе, пока не был выдан французской полицией гестаповцам. А в июне 1942 г. во время работы на передатчике был захвачен гестапо радист резидентуры «Паскаль», немецкий коммунист Иоганн Венцель. Под страшными пытками он выдал шифр, которым Москва шифровала свои радиограммы. Немцы получили возможность расшифровать московские депеши и узнали адреса в Берлине «Старшины», «Корсиканца» и «Альты». Был также арестован во Франции Леопольд Треппер, а в Бельгии «Паскаль». Гуревич, Треппер, Иоганн Венцель согласились работать под контролем гестапо, передавать дезинформацию в Центр. После войны их осудили на длительные срока за предательство, при этом они оправдывались, что Центр не предусмотрел никаких тайных знаков для того, чтобы они могли сообщить, что работают под контролем. В конце войны Венцель и Треппер сбежали от гестаповцев, а Гуревич сумел перевербовать своего гестаповского куратора, а тот в свою очередь предложил Гиммлеру начать сотрудничество с Советами. Гиммлер стал передавать ценную информцию через Гуревича в Москву. Вот эта роковая ошибка Фитина с передачей адресов агентов и привела к тому, что к октябрю 1942 г. вся наша разведсеть в Германии была разгромлена. Вся «Красная капелла» была уничтожена. Всего арестовали во Франции, Бельгии, Голландии и Германии около 160 наших агентов. Только в Швейцарии продолжала работать «Красная тройка» Шандора Радо. Был раскрыт и Вилли Лемон, оперативный псевдоним «Брайтенбах». К нему отправили радиста, перевербованного немецкого военнопленного Роберта Барта, тот каким-то образом попал в руки гестапо и выдал адрес Лемона. Потом Барт еще два месяца работал под контролем. После войны его расстреляли за предательство. В фильме же виновным в провале сделали Захара Назарова. Это он по согласованию с Берией, как куратор немецкого направления, отправил «Кенту» адреса «Старшины» и «Корсиканца». А Фитин очень этому противился. Всю вину за провал Фиин благородно берет на себя, оставляя без наказания Захара, которому уже не доверяет ни один сотрудник ИНО. Вот для чего и ввели в фильм Захара Назарова. Чтобы обелить Фитина. Но на этом приключения Захара и его начальника Фитина не заканчиваются. Продолжение в четвертой части. Пишите комментарии. Ставьте лайки. Подписывайтесь на наш канал.

Источник прессы: ros-pres.com
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *