Почему дело Ольги Миримской должно дать импульс к изменению российского законодательства

Во вторник в Совете Федерации состоялась экспертная сессия, посвящённая необоснованным арестам и проблеме содержания женщин в СИЗО. Парламентарии и общественники предложили предусмотреть наказание за неадекватные действия следователей в рамках ведения уголовных дел. Они убеждены, что эта проблема касается тысяч граждан России. Участники дискуссии разобрали конкретный пример, который считают знаковым. Дело Ольги Миримской станет поводом для обращений к руководству СК и Генпрокуратуры.
В ходе круглого стола сенатор Елена Афанасьева отметила, что сегодня в следственных изоляторах России содержится 109 тысяч человек, примерно 20 тысяч из них – женщины. При этом в стране действуют всего три «женских» изолятора: в Москве, Петербурге и Екатеринбурге.
Сенатор обратила внимание на сообщения о «дедовщине» в московском женском изоляторе, которые появились в СМИ буквально на днях. «То, какие примеры там приводят, – это не место для пребывания человека, даже если он совершил преступление или какой-то проступок. И, безусловно, у нас с вами есть законодательство, которое говорит о том, что есть другие меры пресечения для тех людей, которые ещё не осуждены и ещё не отправлены в колонии», – добавила Елена Афанасьева.
Участники экспертной сессии сошлись во мнении, что в следственных изоляторах слишком часто оказываются люди, не совершившие насильственных преступлений. «Для кого у нас придумывали все эти браслеты, подписку о невыезде?» — задалась вопросом член Общественной палаты РФ Наталья Москвитина. А член Совета по правам человека при президенте РФ Шота Горгадзе привёл конкретный пример, когда в СИЗО была помещена мать 6-летнего ребёнка, явно не представляющая угрозу для окружающих. Речь идёт о нашумевшем деле совладелицы компании «Русский продукт» и банка БКФ Ольги Миримской. Уголовное дело в отношении неё не без оснований считают местью за возвращение похищенного ребенка.
На минувшей неделе Шота Горгадзе вступил в это дело в качестве адвоката арестованной. Он уверен, что ситуацию, в которой оказалась Ольга Миримская, можно считать показательной с точки зрения положения российских женщин, ставших обвиняемыми в рамках уголовных дел, не связанных с насилием.
По мнению Горгадзе, нахождение Миримской в изоляторе можно объяснить только одной задачей, которую ставит перед собой следователь. «Я не знаю действует ли он по чьей-то указке, я не знаю коррумпирован он или нет, я не знаю насколько он честен. Но для меня очевидно, что Ольга Миримская находится в СИЗО только для того, чтобы под гнётом той атмосферы, в которой она там находится, в отрыве от своего 6-летнего ребёнка, который не понимает почему мамы нет уже месяц, дала признательные показания и, может быть, оговорила тех, кто никакого отношения к преступной деятельности не имеет. Да и она сама тоже никакого преступления не совершала», — заявил член СПЧ.
«Если она опасна для общества и её нужно изолировать, тогда у меня вопрос: почему её не изолировали два месяца назад, три месяца назад, полгода? 57 лет человек прожил, никого не убил, не прирезал, не был опасен для общества. А теперь, когда это кому-то стало выгодно, Ольгу Миримскую вдруг срочно нужно поместить в следственный изолятор», — добавил он.
На экспертной сессии в стенах Совета Федерации также присутствовала старшая дочь Ольги Миримской Наталья Голубович. Она сообщила журналистам, что арест её матери в декабре стал продолжением истории, которая началась несколько лет назад.
«Моя мама уже в 2015 году пережила полтора года ада, когда Соня была похищена. Мама сделала все, чтобы её найти. Соня была увезена за границу, найдена при нелегальном пересечении (похитителями — ред.) границы Южного и Северного Кипра. Тогда ребёнка экстрадировали в Турцию, где наш посол взял это дело под свой контроль. Так Соня оказалась в России. То, что сейчас происходит с мамой — не новое преследование. Эти уголовные дела с абсолютно нулевыми перспективам, сфабрикованные из лжи и фальшивых доказательств, подброшенных нам на протяжении нескольких обысков, абсолютно незаконно организованных», – рассказала Наталья Голубович.
Она подчеркнула, что в рамках предыдущих уголовных дел Ольге Миримской выносилась мера пресечения в виде обязательства о явке, которую та соблюдала: «Уезжая за границу, мама возвращалась. Ни разу не нарушала закон. Она — законопослушный человек».
«Честно скажу: я пребываю в шоке! Слушаю всё это и не могу понять, что вообще происходит, ведь у ребёнка есть право находиться с родителями и воспитываться в семье. Мало кто задумывается в этой ситуации, что испытывает ребёнок. То, что было с ним после рождения, и как долго он реабилитировался после этих похищений – что он до 4-х лет не говорил, что он в человека-то превратился только благодаря матери. И сейчас что произошло? А сейчас мать выкрали! До этого крали ребёнка, а сейчас выкрали мать! Это что за опасность такая – женщина 57-ми лет?» – недоумевает член Общественной палаты Наталья Москвитина.
Значимость для общества дела Ольги Миримской признал и зампред комитета Госдумы по экономической политике Михаил Делягин. «На этом примере можно изменить ситуацию, когда людей отправляют в СИЗО просто так: чтобы они сами на себя дали показания, как в средние века; чтобы сломать их волю и здоровье; чтобы, даже если они не дадут против себя показаний, не могли полноценно защищаться в суде; чтобы одни люди получили звёздочки, а другие – срок. И те, которые звёздочки получат, смогут сделать то же в отношении нас – всех остальных», – сказал Делягин. «Я не знаю виновата Ольга Миримская или нет. Но президент всё время говорит, что по ненасильственным преступлениям не нужно отправлять людей в СИЗО», — добавил депутат.
Сенатор Елена Афанасьева напомнила, что накануне Совет по правам человека при президенте заявил, что будет добавиться соответствующих изменений в законодательство. «Откровенно скажу: я полностью разделяю мнение СПЧ. Нужно менять законодательство, работать с этим серьёзно, чтобы к людям, вина которых в совершении ненасильственных преступлений ещё не доказана в суде, применялись иные меры пресечения», — заявила она и напомнила, что Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает в том числе домашний арест, подписку о невыезде и запрет на совершение определённых действий.

Источник прессы: compromat.ws
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *