Мания преследования

Мания преследования
Павловский пытается выглядеть
полезным. Раскрыт очередной заговор

Оригинал
этого материала
«Страна.Ру»,
28.11.2000
«Атака на Путина и путинский курс» — интервью Глеба Павловского
Атака центральной прессы, НТВ и ряда членов Госсовета на команду Путина, возможно, означает начало оппозиционной активизации Госсовета с целью смены курса и изменения Конституции, считает директор ФЭП Глеб Павловский.

— Глеб Олегович, что происходит — атака Строева на Шойгу или Совета безопасности на администрацию? 

— Атака на путинский курс, на его кадровую и организационную базу. На всю систему политических коммуникаций «путинского большинства». Сегодняшние публикации практически во всех центральных столичных газетах — «Сегодня», «Известиях» и «Независимой газете», МК и «Версии», — я считаю, означают начало новой политической атаки на Владимира Путина. Возможно, столь же серьезной, как летняя атака олигархов. Сразу в нескольких точках, так, чтобы нельзя было понять, откуда главная угроза. Своего рода партизанская тактика рельсовых войн.

Вместо старой, разбитой команды Березовского — Гусинского вперед двинуты новые, менее скомпрометированные фигуры и новая оппозиционная платформа. Группа членов Госсовета, впереди которой на этот раз «ельцинские наместники-демократы», такие, как губернаторы Геннадий Игумнов (программа «7 шагов к цели» в «Известиях»), Михаил Прусак («Сегодня»), выступившие с практически единой платформой. Где-то неподалеку более осторожный Титов. Телевизионное прикрытие, как обычно, осуществляется НТВ. 

— В чем новизна? Старые политики, старые мечты, старые средства.

— Новая группа менее скомпрометирована олигархическими связями. И — новая, более позитивная платформа. Путинские реформы на этот раз не отвергаются — новая оппозиция приняла сменовеховскую модель: они действуют якобы на платформе данного! Федеративные реформы объявлены «завершенными на первом этапе» (НГ). Программа второго этапа — пересмотр Конституции, чистка администрации Президента и правительства РФ, разгром руководства «Единства» и главное — усиление Госсовета с превращением его в параллельный институт власти. Последнее и является заветной дальней целью. Титов уже увязывает фактически рассмотрение бюджета с дискуссиями на Госсовете. Прусак в «Сегодня» и Игумнов в «Известиях» в унисон требуют фактически немедленного запуска процедуры подготовки референдума по пересмотру действующей Конституции. Губернатор Игумнов оживил пугало «экономической безопасности» и повторил требования «инвестиций в стратегические отрасли». После крушения оппозиции «по Березовскому» вырисовываются контуры оппозиции по Игумнову-Прусаку-Титову. Ее отличие в том, что федеративные реформы этого года не оспариваются — они соглашаются с ними, и говорят Путину: прекрасно, а теперь пошли дальше! Но для начала вот что — разгони старую команду, разрушь «Единство» собственными руками и заодно пересмотри Конституцию.

— Кого понимают под старой командой?

— Они сами пишут об этом: руководство администрации Президента, руководство «Единства» и правительство. 

— Кому мешает Сергей Шойгу?

— Госсоветской оппозиции кажется, что «Единство» наиболее уязвимо — движение возникло на региональной основе, оно все еще остается общей площадкой для пестрой коалиции сил и местных интересов. Убери руководство — и перед вами готовая политическая инфраструктура «бархатного сопротивления» федеральному центру. 

— Говорят и о борьбе партий в самом Кремле. Это правда? 

— Правда только то, что об этом мечтают. Оппозиция, которая не способна к публичному выступлению, стремится развязать войну под ковром. Ближайшей мишенью избраны Сергей Шойгу, Александр Волошин, а также Александр Абрамов и Владислав Сурков — «новые кремлевские чиновники», по словам Михаила Прусака. Для взаимной дискредитации конструируются противоречия в окружении российского Президента. Так, «Независимая газета» сконструировала абсурдный «заговор» С.Иванова, С.Кириенко и Полтавченко» против руководства АП. (Дополнительное подтверждение согласованности: «Известия» повторили этот же вымысел.)

Кто стоит за спиной у «новой госсоветской оппозиции», пока неясно. Атаки Прусака на состав правительства, игумновские требования «органично вписать корпоративные интересы в контекст государственной политики» ради масштабных инвестиций в «стратегические производства» указывают, возможно, на усилия лоббистов спровоцировать правительственный кризис, торпедировав бюджет-2001. 

— Тогда, может быть, за этим действительно стоит кто-то из полпредов? 

— Уверен, что нет, именно в виду навязчивых усилий камуфлировать собственный заговор в чужом, мифическом сговоре «Полтавченко, Кириенко и примкнувшего к ним Сергея Иванова». Как раз это говорит о том, что читателя водят за нос. Так, «Независимая газета», которая сконструировала этот абсурдный миф, прокололась, поскольку точь-в-точь то же самое повторили «Известия» (в статье «Одна седьмая президента»). Аналогичная утка «Строев против Шойгу» предложена газетой «Сегодня», а «Россия» ее дублирует, пройдясь заодно и по мне, грешному. Лишнее подтверждение согласованности всей затеи.

Кстати, уши старой доброй информвойны торчат на каждом шагу. НГ в том же номере, где напускает на кремлевскую команду своего надувного Фантомаса, печатает панегирик Перми, процветающей под игумновским руководством. «Сегодня» в одном номере наносит удар по Шойгу и печатает программное интервью Прусака… Грубая работа!

— Может быть, не такая уж и сильная угроза? 

— Пока да. Госсовет пока что не воспринимается как готовая база для политического давления на федеральную власть. Но активизация попыток его использовать в этом качестве налицо. Вот уже сегодня, только что Титов фактически потребовал, чтобы правительство отчиталось перед Госсоветом по межбюджетным отношениям. В присутствии Президента, разумеется. То есть они еще не решили, чего им хочется больше — больше власти или денег, да побыстрей? Конституции или севрюжины с хреном? Они торопятся, то и дело выдают себя. Я бы назвал их тактику «коалицией за новый бюджет и новую Конституцию». 

— А это зачем? Для чего нужно требование пересмотра Конституции?

— Очень просто — чтобы выманить Путина с легитимного поля, на котором он неуязвим! Пока центр непоколебим, на него никто не рискнет накинуться. Путин действует на неоспоримой правовой почве. Но в дальнейшем, особенно при колебаниях массовой поддержки Путина, а они вполне вероятны, баланс может измениться. В России, где престиж политиков и госинститутов все еще остается «виртуальным», в таких случаях начинается усиление номинального института с превращением в параллельную власть. Уже прозвучал тезис о том, что «новому органу необходим новый властный механизм» («Новые Известия»). Пошло давление в пользу создания аппарата ГС, а затем его расширения. Игра именно на образ «губернаторской палаты под председательством Президента».

Вовлечение в скандал полпредов и переизбирающихся губернаторов увязывает атаку на курс Путина с пиком выборов в регионах. Кремль втягивают в выборы на стороне старых властей, часто утративших реальную поддержку, чтобы таким способом изолировать исполнительную власть и «Единство» от опоры на местные общественные круги.

— Возможно ли возникновение ситуации противостояния полпреда и администрации Президента?

— Нет. Полпреды сами — часть администрации, и только в этом качестве они обладают какой-то властью. Они, кстати, еще и постоянно действующий «кадровый насос». Ведь полномочные представители ищут себе помощников на местах, дают провинциальным чиновникам вырваться на государственный уровень, чего раньше те были лишены. 

— Разве Кремль не нуждается в лояльности губернаторов?

— Да, но не вместо компетентности и не по цене, сопоставимой с региональными бюджетами. Лояльность в обмен на компетентность — плохая сделка. Лояльность покупается, а потом за нее опять надо платить, причем аппетиты «лояльного» политика постоянно растут. Проще найти способного человека, адекватного должности. 

Надо понимать, что федеральная власть пришла и укрепляется на местах надолго. И ей некуда торопиться. Она может переждать срок руководства даже совершенно нелояльного человека — пускай с ним разбираются те, кто его избрали. А реальный государственный процесс обтешет любых политиков, лояльных или нелояльных. Посмотрите на КПРФ — разве она похожа на то пугало, каким была пять лет назад? Поглядите на Совет федерации, в полном составе приветствующий новых — делегированных — сенаторов, которые скоро вытеснят старых из кресел — разве такое было представимо? 

— Возвращаясь к вопросу участия представителей Президента в выборах… Существует мнение, что такое участие — проявление пресловутой «руки Кремля», заинтересованного в тех или иных результатах?

— Рука Кремля? Заметнее противоположное — руки регионов в Кремле. Точнее, не столько регионов, сколько шатающихся губернаторов. Они пытаются втянуть администрацию в выборы на своей стороне, распускают сплетни о мнимой поддержке… В общем, шипение и чернильные облака.

Всерьез рассуждать о «руке Кремля» на выборах можно только в одном смысле — в смысле охраны правил игры. Исход выборов в Калининграде или Курске, я полагаю, был бы невозможен без уверенности населения и местных элит в федеральных гарантиях честной игры. В подобных случаях Кремль не останется безучастным.

Приоритет федеральной защиты оживляет и местные политические силы, в том числе оппозиционные местной исполнительной власти. С начала девяностых в российской провинции сложилась ситуация, когда оппозиция во многих регионах просто задавлена, ее не существует. Местная администрация стремится к увековечению себя… Это тоже предмет заботы института ППП. Полпреды не должны расшатывать порядок в регионах, но обязаны обеспечить безопасность всего демократического механизма. В субъектах федерации вправе действовать и развиваться на постоянной основе оппозиция исполнительной власти. Полпреды держат в поле зрения условия ее существования, независимо от результата выборов. Региональная оппозиция укореняется, справедливо требует права на доступ к СМИ, которого она зачастую лишена. 

Победивший на выборах может получать поздравления, но не скальпы своих политических противников. Конституция писана не под действующего губернатора, но и под тех, кто его сможет сменить. Да и центр заинтересован работать не только с сегодняшним лидером региона, но и с его сменщиками. Региональные оппозиции — это, если угодно, «региональный кадровый резерв» власти. Местной и федеральной..

— Почему все началось именно сегодня?

— Не знаю. Симптомы нарастали всю прошлую неделю. Кажется, они приурочивали сегодняшний демарш к ожидаемой встрече Президента с полпредами (на это прямо указывают «Известия», «проколовшиеся» таким образом). Еще одно региональное событие — открывающаяся сегодня ярмарка социальных проектов в Перми, на которую Игумнов затягивал, с одной стороны, Путина, с другой — Кириенко. Видимо, чтобы усилить правдоподобие мифа о «генерал-губернаторской оппозиции в АП». Кроме того, начало кампании могли ускорить лоббисты, именно в эти дни «пробующие штыком» правительственный вариант бюджета. Так что без лоббистских денег и тут не обошлось.
 

Источник прессы: www.compromat.ru
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.