Кох и приватизация «Норильского Никеля»


 
Кох и приватизация «Норильского
Никеля»
Оригинал
этого материала
«Профиль»,
31.07.2000
Кох и Нор

[…] Есть такая знаменитая
карандашная фирма — «Кохинор». В
названии ее словно закодирована самая
скандальная глава из жизни Коха — история с
приватизацией «Норникеля».

  Земля начала по-настоящему дрожать
под ногами Коха во время проведения его
фирменных, давно желанных залоговых
аукционов — в частности, по продаже акций
«Норильского никеля» и «Связьинвеста»,
которые достались Владимиру Потанину. А
разверзлась земля, когда в 1997 году Кох
оказался замешанным в «книжном скандале»,
получив $100 тысяч в качестве гонорара за
ненаписанную книгу о приватизации в России.
Этим заинтересовалась Московская
прокуратура, возбудив против Коха
уголовное дело. Одним из эпизодов в нем
стала продажа «Норильского никеля».

  Согласно материалам уголовного дела,
следствие фактически доказало вину
Альфреда Коха в пособничестве одному из
участников залогового аукциона (Потанину) и
отстранении от торгов его конкурента — ТОО
«Конт». Поначалу и Кох, и Потанин,
проходивший по делу свидетелем, все
подобные обвинения решительно отвергали,
но когда следствие предъявило аудиозаписи
их телефонных переговоров, в которых
Потанин подсказывал стоимость пакета акций
и объяснял, как отжать конкурентов,
признали, что подобные разговоры велись.
Как известно, Потанин купил свои 38% «Норникеля»
почти за бесценок, заплатив $170,1 млн. (при
реальной стоимости предприятия $310 млн.).

  Интересно, что издательство, которое
заключило с Кохом книжный договор и
выплатило ему гонорар,— некая швейцарская
фирма Servina Trading S.A., в которой работало всего
пять человек, в том числе один из
сотрудников швейцарского филиала
потанинского ОНЭКСИМбанка. Более того,
сотрудник ОНЭКСИМа ее и возглавлял.
Совпадение породило разговоры о том, что
таким витиеватым способом Потанин «отблагодарил»
своего попечителя на залоговом аукционе.

  Едва вспыхнул скандал, Кох — тогда
вице-премьер правительства и глава
Госкомимущества в одном лице — тут же ушел в
отставку, а критические дни решил переждать
в Америке, в своем любимом Нью-Йорке. Те, кто
встречался с Альфредом Рейнгольдовичем в
американском мегаполисе, вспоминают, что
трезвым его почти не видели. Так переживал…

  Книжка-то о приватизации у Коха все-таки
вышла. В Америке. Имела успех столь громкий,
что Альфред Рейнгольдович даже дал
несколько интервью, в том числе
русскоязычной радиостанции WMNB. Его давний
противник и неутомимый гонитель Александр
Минкин это интервью опубликовал. Многих
тогда смутил крайне пессимистичный взгляд
Коха на возможность делать бизнес в России.
И на судьбу страны в целом. Многим не
понравилось, что свой горький прогноз
насчет российского будущего (превращение в
сырьевой придаток, в страну «третьего
мира» и пр.) Кох излагал, смеясь. Подумаешь!
Это же был горький смех, типа как у Гоголя…
Да и кто из нас не ведет подобных разговоров?
Только прослушивают не всех…

  Но, к счастью, гроза миновала. И хотя
по материалам следствия вина Коха доказана
(в результате его «профессиональных»
действий государство недополучило в казну
как минимум $140 млн.), уголовное дело в
отношении Альфреда Рейнгольдовича было
прекращено вследствие амнистии. Сейчас Кох
только пожимает плечами: «Не случись
амнистии, я бы с удовольствием сходил в суд».

  А что до Потанина… На вопрос, в каких
он отношениях с «олигархом», Кох
флегматично прикрывает глаза: «Ни в каких.
Полгода уже не созваниваемся». И кажется,
его совсем не трогает недавний возврат
прокуратуры к аукциону по продаже «Норильского
никеля». Потанину было предложено внести
те самые $140 млн., недоплаченных, по мнению
Генпрокуратуры, при приватизации
предприятия. Но Кох ему здесь не помощник…

  Среди бизнесменов говорят, что
причины обижаться на Потанина у Альфреда
Коха действительно были. Во-первых,
Владимир Олегович якобы не выполнил
джентльменское соглашение, заключенное
товарищами во время продажи «Норникеля»,
и гонорар Коха за «отеческую поддержку»
оказался существенно ниже
предполагавшегося. А во-вторых,
предъявленные Потанину на допросах
злополучные записи телефонных разговоров
требовали фоноскопической экспертизы, но
только вроде бы нервы у Владимира Олеговича
сдали раньше и он сразу же признался.
Поэтому, мол, и не мог Кох, рекрутированный
сегодня властью и вновь почуявший в себе
тяжеловесную мощь, оставить этот вопрос без
внимания.
[…]
 

Источник прессы: www.compromat.ru
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.