Хроники Столетней войны. Часть 37-я. Кризис английской стратегии и ратные доблести Бертрана Дюгеклена.

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ. Чтобы отвлечь главные силы противника от Аквитании, английский король вновь решил прибегнуть к давно испытанному и проверенному средству – провести масштабное шевоше на северо-востоке Франции. В августе 1370 года в Кале высадилось войско численностью в 4-5 тысяч человек под предводительством капитана Роберта Ноллеса. С точки зрения опыта военачальника и практических знаний в области воинского ремесла Ноллес действительно был лучшим среди прочих полководцев Эдуарда III. Однако происхождение его было незнатное, а свою службу он начинал простым лучником. По воле монарха в подчинении капитана оказались знатные рыцари – бароны Уолтер Фитцуолтер, Джон Минстерворт и Томас де Грандисон. Чтобы между военачальниками не возникало споров о главенстве, а также в целях упорядочения субординации английский король взял с рыцарей письменное обещание выполнять распоряжения Ноллеса, а самые главные и ответственные решения принимать коллегиально. Несмотря на эти заранее предпринятые монархом меры, необходимого единства и согласия между предводителями шевоше достичь не удалось. Из Кале английское войско через графство Артуа и Пикардию двинулось к Реймсу, разграбляя и опустошая всё на своём пути. От окрестностей Реймса отряды Роберта Ноллеса повернули на запад, неся бедствия и ужасы беспощадного шевоше жителям провинции Иль-де-Франс. Осадного парка у иноземных грабителей не было, поэтому они не осаждали города и замки. Английские военачальники действовали, полагаясь не на осадные башни, штурмовые лестницы, баллисты и требушеты (требюше), а на дерзость, крайнюю степень жестокости и тактику запугивания. Появляясь под стенами города, аббатства, крупного поселения или феодального поместья, Ноллес и К° тут же выжигали дотла и разграбляли дочиста все окрестные предместья и деревушки, бесцеремонно и варварски обращаясь с местными жителями, зачастую безо всякой необходимости калеча их и убивая. Затем предводители пришлых завоевателей и разорителей вступали в короткие переговоры с представителями городских властей, духовенством или местной знатью. Ультиматум англичан был предельно лаконичным и прагматичным: «Сколько вы готовы заплатить нам, чтобы мы не трогали ваш город (поселение), аббатство, или замок?» В подавляющем большинстве случаев городская или сельская община, представители духовенства или знати предпочитали откупаться от грозных и беспощадных разорителей, изуверов, осквернителей и насильников, отдавая всё, что имели – деньги, драгоценности, предметы роскоши, меха, дорогую утварь, вино, скот, оружие и лошадей. 22 сентября английское воинство добралось до левого берега Сены, всем своим видом и демонстративными действиями давая понять, что готовится к осаде Парижа. Карл V, прозванный современниками Мудрый, ещё в самом начале своего правления неукоснительно соблюдал главный пункт своей стратегии – никогда не поддаваться на провокации врага, ни при каких даже самых благоприятных обстоятельствах не вступать с англичанами в крупные битвы и генеральные сражения, даже если на твоей стороне численное преимущество и удобный рельеф местности. Вот и на этот раз король, имея под рукой вполне достаточные силы для того, чтобы прогнать врага прочь и даже разгромить его, не выслал за пределы внешних стен ни единого своего воина. Парижане, столичный гарнизон, отряды латников и рыцари буквально рвались в бой, видя, как противник грабит, сжигает и опустошает парижские предместья. Однако король, несмотря на возмущения и даже открытые упрёки в свой адрес, не изменил своего решения, чтобы не дать англичанам ни единого шанса на успех в открытой битве и избежать повторения трагедии при Креси и Пуатье. Столь непопулярную среди столичных жителей и многих воинов тактику Карла V полностью одобрили и подержали два наиболее опытных его военачальника – великий коннетабль Бертран Дюгеклен и виконт Оливье де Клиссон. Последний сделал пророческое предсказание: «Сир, пусть эти одержимые терзают нашу землю, пока у них есть на это силы. Они не смогут ни отобрать Ваше королевство, ни выкурить Вас дымом пожарищ. Придёт час, когда мы сполна воздадим им по заслугам!» Осознав, что Карл V не покинет Парижа, раздосадованный Ноллес повернул свою армию на запад. Начало ноября выдалось дождливым, ненастным и холодным. Англичане изрядно нагрузили свои телеги и повозки самым разнообразным награбленным добром, пожитками и трофеями, однако, грабители и мародёры не имели достаточных запасов провизии и фуража, чтобы и дальше оставаться под стенами неприступного Парижа. Роберт Ноллес планировал пройти через западные земли провинции Иль-де-Франс и графство Мэн прямой дорогой в Бретань, чтобы во владениях этого герцогства расположиться на зимовку. Однако сэры Джон Минстерворт и Томас Грандисон выступили решительно против намерений капитана. Дело в том, что денег, выданных королевской казной на оплату жалования воинам и наёмникам, хватало только на три месяца, которые истекали в декабре. Обоз англичан выглядел внушительным, но груды награбленного и отнятого у французским крестьян добра, не покрывали текущих расходов. Походная касса была почти пустой. Если войско отправлялось на зимние квартиры, то в последующие три-четыре месяца солдатам нечем было бы платить, а значит, они, непременно, разошлись бы по домам или дезертировали, чтобы «попытать счастья на большой дороге», организовав свои собственные банды или прибившись к местным рутьерам. Единственным выходом, глубокому убеждению рыцарей, было продолжение шевоше для того, чтобы расплатиться с королевскими воинами и наёмниками за их услуги за счёт будущей награбленной добычи и трофеев. Ноллес был категорически против продолжения шевоше в свете приближавшейся зимы. Разругавшись с рыцарями, что письменно обещали Эдуарду III подчиняться приказам капитана, Роберт Ноллес увёл половину войска в юго-восточные владения Бретани. Оставшаяся половина английских сил разделилась на три отряда, которые возглавили бароны Джон Минстерворт, Уолтер Фитцуолтер и Томас де Грандисон. Разделив графство Анжу на три сектора, «господа благочестивые и благородные рыцари» намеревались пополнить за счёт грабежей походную кассу, собрать достаточное количество продуктов и фуража, а затем с комфортом устроиться на зимовку в каком-нибудь замке или городе, чтобы с наступлением весны продолжить шевоше. Однако радужные планы чужеземных грабителей и мародёров неожиданно нарушил деятельный Бертран Дюгеклен. С тысячей латников он совершил стремительный марш из Нормандии к северо-восточным границам Анжу, преодолевая за сутки до 50 км, и делая короткие остановки на ночлег. Вот каким красочным и харизматичным рисует портрет великого французского коннетабля Андрей Владимирович Куркин – кандидат исторических наук, писатель, медиевист и авторитетный специалист по войнам Средневековья: «Командовал воинством коренастый, седовласый, большеголовый человек, хищное горбоносое лицо коего пересекал шрам. Знаменосец держал над головой своего сеньора стяг с его гербовой эмблемой: черным двуглавым орлом, перечеркнутым алой диагональю. Этот герб, покрытый славой многочисленных побед был хорошо известен на полях сражений, ибо хозяином его, этим седовласым воином, являлся не кто иной, как Бертран дю Геклен. Пятидесятилетний ветеран, большую часть жизни проведший в боях и походах, прекрасно разбирающийся в солдатской психологии, великолепно подходил на роль военачальника столь специфического войска. Сеньор Бертран удивительным образом сочетал в себе высоконравственные идеалы рыцаря и прагматизм наемника. Среди пропахших кровью безродных головорезов и вояк из знатных дворянских фамилий дю Геклен в одинаковой степени пользовался безграничным доверием и уважением»[1]. 3 декабря великий коннетабль Франции достиг города Лиман. Ему удалось установить контакт с отрядом маршала Луи де Сансера, который находился близ города Самюр. Дюгеклен принял решение нанести удар с двух сторон – с севера и юга по разобщенным отрядам врага, промышлявшим грабительскими рейдами и набегами. Англичане не подозревали о приближении к ним двух французских отрядов. Утром 4 декабря отряд коннетабля достиг заболоченной и поросшей кустарником местности близ деревни Понтваллен (Пон-Валлен), расположенной в 30 км южнее города Ле-Ман. Тут французская разведка обнаружила лагерь Томаса де Грандисона. Под началом барона в общей сложности было от 800 до 1200 воинов. Бертран Дюгеклен прямо с марша повёл своих тяжёлых всадников в атаку на вражеский стан. В английском лагере поднялась паника, поскольку никто из грабителей не ожидал, что буквально в одной миле от них находятся обозленные французские латники, жаждущие отмщения зав се предыдущие неудачи, страдания и унижения. Растерявшийся Томас де Грандисон принял самое неудачное решение. Он приказал своим людям срочно покинуть лагерь, выстроиться в походную колонну и в максимально возможном темпе отступать на северо-запад – под защиту укреплений селения Шато-де-ля-Фень. Англичане не успели занять более выгодные оборонительные позиции среди домов и жилых построек. Им пришлось на ходу разворачиваться и строиться в боевые порядки близ южной окраины деревни. Примерно половину всех сил барона де Грандисона составляли лучники. Они не смогли занять выгодную для них позицию на возвышенности, укрепив её частоколом. Английские стрелки, рассыпавшись по округе, сбившись в отдельные группы и небольшие отряды, вели беспорядочную стрельбу. Таким образом, главное преимущество лучников – постоянно повторяющаяся залповая огневая мощь отсутствовала с первых минут сражения. Лучники, не имевшие доспехов, были стремительно французскими конными латниками, которые безжалостно принялись их рубить мечами и топорами, пронзать копьями, топтать копытами лошадей. Не прошло и десяти минут, как большая часть хвалёных английских стрелков была убита, покалечена и обращена в бегство. Уцелевшие лучники – деморализованные, сбитые столку, израненные, напуганные и разбежавшиеся по округе уже не представляли серьёзной угрозы для противника. Не самым лучшим образом проявили себя и английские латники. Оказавшись в численном меньшинстве, они не продемонстрировали воли к победе, мужества и отваги, подвергшись быстрому и полному разгрому. Томас де Грандисон и ещё несколько его рыцарей были взяты в плен. Все прочие английские воины, согласно сведениям Фруассара, были истреблены воинами Дюгеклена. Великий коннетабль, к удивлению своих соратников, не стал праздновать победу – первую историческую викторию над прежде непобедимыми англичанами! Французский военачальник отдал распоряжение относительно оказания помощи раненым, выделил людей для охраны пленников, а сам с оставшимися всадниками поспешил на юг – к селению д’ Обинье-Ракан, расположенному в нескольких лье южнее недавнего места сражения. В его окрестностях, согласно донесению маршала де Сансера, был накануне замечен отряд Уолтера Фитцуолтера, насчитывавший приблизительно около 600 человек. Узнав о катастрофе, постигшей барона де Грандисона, испуганный Фитцуолтер спешно повёл своих людей к близлежащему аббатству Ваас, окруженному каменными стенами, за которыми он и намеревался отсидеться. В тот самый момент, когда англичане достигли заветного аббатства и стали въезжать в обитель через северные ворота, северный участок стены решительно атаковал авангард отряда маршала Луи де Сансера. Штурм монастырской цитадели продолжался до вечера. Уже под покровом сгущавшейся темноты французы, наконец-то, сломили сопротивление воинов Фитцуолтера, ворвавшись во внутренний двор аббатства. Началась жестокая, повальная и беспощадная резня. Воины маршала де Сансера без жалости, сожалений, колебаний и сантиментов поголовно истребляли врагов, которые ещё совсем недавно с той же яростью и бесчеловечностью убивали мирных французских крестьян и горожан. В последнем отчаянии, стремясь спастись во чтобы то ни стало, Уолтер Фитцуолтер с несколькими десятками всадников вырвался из центральных ворот аббатства, намереваясь скрыться от погони в ночном мраке. Однако, скача по дороге, беглецы буквально налетели на авангард Бертрана Дюгеклена. В короткой и ожесточенной схватке английские латники были перебиты, а сам барон Фитцуолтер оказался в плену. Общие потери отряда Уолтера Фитцуолтера составили около 400 человек погибшими и до 200 пленными. Таким образом, учитывая практически полное истребление отряда Томаса де Грандисона, всего за один день английское войско лишилось от 1400 до 1800 человек и двух своих предводителей. Теперь Роберту Ноллесу и Джону Минстерворту нечего было и думать о возобновлении будущей весной запланированного масштабного шевоше. Более того, достопамятные события 4 декабря 1370 года в одночасье развеяли прежний ореол непобедимости английского войска, прочно обосновавшийся в умах и представлениях французов. Бертран Дюгеклен и Луи де Сансер наглядно продемонстрировали, что англичан можно побеждать, если действовать решительно, но не авантюрно, стремительно, но не безрассудно, изначально грамотно спланировав собственные действия и строго придерживаясь наиболее оптимальной тактики ведения боя. В битве при Понтваллене также был разрушен устоявшийся миф о неуязвимости английских лучников, удерживавших репутацию лучших и непобедимых европейских стрелков-пехотинцев ещё со времён битвы при Креси. Великий коннетабль Франции и не думал почивать на лаврах или по примеру противника устраиваться на зимние квартиры. Бертран Дюгеклен активно и настойчиво преследовал людей сэра Джона Минстерворта, для которого недавний разгром соратников не послужил наглядным примером. Последний из трёх строптивых баронов, не желавших следовать плану Ноллеса, по-прежнему занимался грабежами во владениях графства Анжу. Один из таких крупных отрядов численностью в 400 человек Дюгеклен настиг у города Брессюир и полностью разгромил. Наконец барон Минстерворт, осознав всю степень опасного положения, в котором оказался по собственной безалаберности, предпочёл уйти в Бретань. Однако спокойной и безопасной зимовки, на которую рассчитывали англичане не получилось. Отряд под началом виконта Оливье де Клиссона неотступно преследовал чужеземцев до самого Бреста. Уходя от настойчивой и безостановочной погони, Джон Минстерворт потерял более половины оставшихся у него людей и практически весь обоз. Лишь в самый последний момент ему удалось на пару переходов оторваться от погони, поспешно погрузиться на корабли и отплыть в Англию в конце декабря 1370 года. Так бесславно и вполне закономерно – полным крахом завершилась изначально рискованная затея трёх английских баронов разжиться за счёт зимнего шевоше в северо-западных владениях Франции. В свою очередь Роберт Ноллес и его люди вполне благополучно провели зиму в надёжно защищенном бретонском замке Дерваль, избежав гибели от французских мечей и копий, голода, холода, болезней, а также вражеского плена. Весной 1371 года капитан со своими воинами и полностью сохранившимся обозом также отплыл в Англию. К тому моменту разгневанный плачевными результатами всей кампании, чередой декабрьских поражений, тяжёлой и прогрессирующей болезнью наследника, Эдуард III, недавно перенёсший инсульт и ещё не до конца оправившийся, жаждал предать суду виновных в провале его далеко идущих замыслов. Вполне ожидаемо, что на роль «козлов отпущения» были избраны уцелевшие предводители прошлогоднего рейда по французским владениям – Роберт Ноллис и Джон Минстерворт. Капитан сумел оправдаться, а вот своенравный барон был признан виновным. Ему пришлось выплатить солидный штраф и отправиться в 1372 году качестве наказания обратно во Францию, чтобы на поле боя «обелить» свою запятнанную рыцарскую репутацию. Пять лет спустя всевидящая карма судьбы настигла убийцу, разорителя, мародёра и грабителя[2]. Впрочем, подобные показательные наказания ничего уже не могли изменить. Надежды Эдуарда III на то, чтобы отвлечь главные французские силы от границ и владений Аквитании, а также причинить Карлу V существенный экономический и моральный ущерб за счёт очередного «большого шевоше» не оправдались. Что касается главного «виновника» срыва чаяний и надеж английского короля, то вполне логично и уместно в качестве подведения итогов полководческих достижений великого коннетабля Франции привести следующий комментарий: «…декабрьская кампания стала звёздным часом Бертрана Дюгеклена и доказательством его военных способностей. За две недели он преодолел несколько сотен километров, двигаясь даже ночью под проливным дождём среди зимы. Быстротой движений, качеством разведки, смелостью решений и настойчивостью в их исполнении он сорвал ключевую английскую кампанию 1370 года, не только разгромил, но и уничтожил четырёхтысячную армию»[3]. [1] — Куркин А. В. Рыцари: последние битвы. – СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004. С. 98-99. [2] — 12 апреля 1377 года Джон Минстерворт был казнён после признания его виновным в измене своему королю. Минстерворт слишком тесно общался с представителями валлийской (уэльской) знати, сражавшейся на стороне Франции. По приказу Эдуарда III опального барона сначала повесили, а затем четвертовали. Разрубленные части его тела разослали по разным городам и выставили в людных местах для всеобщего обозрения. Голову Джона Минстерворта насадили на копье, а затем привязали к опорам Лондонского моста. Полуистлевший череп казнённого барона пугал лондонцев на протяжении четырёх лет и был убран лишь в 1381 году. [3] — Шевоше Ноллиса и битва при Понтваллене // Столетняя война (серии 1-4) // Исторический видеоканал «Маховик истории». 20.04.2022. URL: https://www.youtube.com/watch?v=SoHS05Jl13I&t=2971s [дата обращения 19.07.2023]. ПОЛНОСТЬЮ ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Хроники Столетней войны» МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ: Часть 1-я. Спор за вакантную французскую корону. Часть 2-я. Последние приготовления и кампания 1338 года. Часть 3-я. Осторожная проба сил. Часть 4-я. Большие манёвры королей-флотоводцев. Часть 5-я. Морская битва при Слёйсе. Часть 6-я. Упущенные шансы и нереализованные возможности. Часть 7-я. Противостояние продолжается. Часть 8-я. Кампания 1346 года: английское вторжение в Нормандию. Часть 9-я. Кампания 1346 года: осада Кана. Часть 10-я. Кампания 1346 года. От Нормандии до Пикардии: опустошительный английский марш. Часть 11-я. Кампания 1346 года: путь к Креси. Часть 12-я. Битва при Креси. Французская армия. Часть 13-я. Битва при Креси. Войско Эдуарда III. Часть 14-я. Битва при Креси: численность английской армии. Часть 15-я. Битва при Креси: численность сил Филиппа VI. Часть 16-я. Битва при Креси. Сумбурный пролог. Часть 17-я. Битва при Креси. Английские лучники против генуэзских арбалетчиков. Часть 18-я. Битва при Креси. Триумф английского длинного лука. Часть 19-я. Битва при Креси. Апофеоз рыцарской отваги и самопожертвования. Часть 20-я. Битва при Креси. Итоги и последствия. Часть 21-я. Осада Кале. Часть 22-я. Совсем не мирное перемирие. Часть 23-я. Новая стратегия английского короля. Часть 24-я. Кампании Чёрного принца. Разорение Южной Франции. Часть 25-я. Кампании Чёрного принца. Испытания на прочность. Часть 26-я. Битва при Пуатье. Схватка кузенов неизбежна. Часть 27-я. Битва при Пуатье. Стихийное начало или призраки Креси. Часть 28-я. Битва при Пуатье. Атака обречённых. Часть 29-я. Битва при Пуатье. Закономерный финал. Часть 30-я. «Vae victis». Часть 31-я. Злоключения Иоанна II Доброго. Часть 32-я. Франция у края пропасти. Часть 33-я. Последняя кампания Эдуарда III или заветные мечты сбываются. Часть 34-я. «Le Roi est mort, vive le Roi»! Часть 35-я. Франция поднимается с колен. Часть 36-я. Последний поход Чёрного принца. Часть 37-я. Кризис английской стратегии и ратные доблести Бертрана Дюгеклена. Часть 38-я. Кульминация битвы за Аквитанию. Часть 39-я. Завершение великой эпохи. Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны. Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций. Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

Источник прессы: ros-pres.com
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *